Традиционно ежегодно секция скульптуры организует выставку «Скульптура малых форм». И в этот раз выставка прошла с 20 по 26 ноября 2016 г. в выставочном зале на Кузнецком мосту, 20. Несмотря на сугубо жанровую принадлежность, выставка неизменно оказывается интересной именно благодаря такой жанровой выдержанности, целенаправленному ограничению замысла  рамками именно малой формы. Для скульптора работа в малой форме часто становится наиболее творческой, - именно в малой форме он может полнее всего выразить свои художественные устремления, свои личные творческие пристрастия. Художник бывает наиболее свободен именно в малой форме, он не скован требованием заказчика, требованием коммерческого спроса, требованием моды, пожеланиями куратора. Несмотря на то, что изначальная задача скульптуры малых форм – вписаться в интерьер, служить целям украшения камерного, прежде всего  жилого пространства, в реальности малая пластика давно превратилась в самодостаточный и самоценный вид искусства. В малой форме скульптор не ограничен в выборе материала – диапазон творческих реализаций безгранично широк, и выбирать можно всё - от камня и бронзы до пластика.
Экспозиция первого зала включает произведения в чём-то  противоречивые по стилистике, - работы, в которых преобладает изобразительное  начало, соседствуют с символическим художественным языком. Здесь показаны «Сидящая» (бронза) Л. Михайлова и его акварели. Л. Михайлов представляет классическую школу ваяния, его произведения всегда демонстрируют изысканность понимания формы и пластическую свободу. Мастер постоянно переосмысливает на протяжении всей творческой жизни отношение к классике, открывая новые эстетические грани и пластические возможности своего мастерства. В работе Э. Акимовой «Боль» (мрамор) массивная, обобщённая форма, рубленые плоскости, тяготение к символическому началу создают пластически и эмоционально выразительное произведение.
 Среди излюбленных малыми формами  материалов - майолика, фарфор, шамот – представлены на выставке во всем разнообразии свих художественных возможностей. «Сидящая женщина» (шамот) Т. Алексеевой, «Лев» (шамот, глазурь) Н. Березкиной, «Артистка» (шамот) Г. Грозиной, в которой скульптор продолжает серию экзотических типажей, могут быть отмечены как редкий положительный пример декоративизма в скульптуре. Тяготение к полихромности, к ярким открытым цветам обусловлено экзотичностью сюжетов и тем, естественной декоративностью персонажей. Н. Замахина в своей керамике показала себя мастером лирических композиций,   колористическая сложность и многообразие живописных приёмов помогают скульптору реализовать эстетические задачи.
Работы из дерева показали С. Антонов «Деревья» (дерево), В. Кирьянов «Чаплин» (дерево), О. Аранова «Маскировка» (берёзовый кап). Работа О. Арановой сохраняет приближённость к природной форме ценного материала, скульптор минимально и с большой деликатностью и точностью обрабатывает кап, просто доводя его естественную красоту до художественного совершенства.
Одна из самых интересных и многообещающих экспозиционных находок – представление скульпторов в их живописных и графических творческих опытах. Акварели Л. Михайлова и живопись В. Буйначёва демонстрируют различные грани осмысления скульпторами пространства, плоскости, цвета. Соединение скульптуры и живописи или графики в одном выставочном пространстве  утверждает мысль, что скульптор – это всегда больше, чем скульптор.  Настоящий скульптор одинаково виртуозно творит и в плоскости, и в пространстве, и в цвете, и в объёме.
 Акварели Л. Михайлова. «Обнажённая» (акварель), «У реки» (акварель), «Поющие девушки» (акварель) отмечены лиризмом и тонкой наблюдательностью.  В. Буйначёв представлен несколькими живописными произведениями – «Видение», «Три грации», «Утро дуэли», «Однажды Пушкина сам Гоголь набросал»…  В этих работах В. Буйначёв создаёт собственную мифологизированную художественную вселенную, его поиски или конструирование потерянного рая оборачиваются жизнеутверждающим гимном творческому  началу, которое является одним из проявлений божественного в природе человека и мира.
В «Скульпторше» (дерево)  Владимира Буйначёва пространство и цвет становятся активными компонентами  скульптуры. Тонкая проработка лица и рук, изысканная портретность черт сочетается с упрощенными деталями фигуры и станка.  Скульптор переживает внутреннее глубокое взаимодействие и постижение выразительных возможностей натуры и материала. В. Буйначёв строит образ крупно, «широким мазком», с эффектами цвета, с грубоватой пластикой, без какого либо намёка на насильственное действие над материалом в угоду форме, следует за движением природной фактуры, материал сам ведет скульптора.
В работе В. Беланова «Засыпает» (бронза) интересна и монолитная форма, и метод обработки материала. Фактурная активная поверхность бронзы, игра светотени в сложной вибрирующей поверхности напоминает вечернее сумеречное освещение, при котором поверхность слегка вибрирует. Таким образом, обработка материала активно участвует в создании образа и настроения. «Весёлые тандырщики» (шамот) В. Беланова и «Полёты во сне и наяву» (шамот) О. Хан полны движения, внутренней динамики, оба скульптора  могут тонко чувствовать и «подавать» материал. Шамот  органичен и в камерных, эскизного характера произведениях, и в вещах детально проработанных, практически станковых по характеру.  Две работы Т. Ломакиной («Птичница с петухом» и «Птичница», обе – керамика) созданы в традициях реалистической фигуративной скульптуры. Классицистическая стилистика сказывается и в том, как идёт процесс наращивания формы, проработка светотенью, даже в том, что «Птичница» композиционно словно цитирует «Леду и лебедя», - один из центральных сюжетов античности.
Тема художественного цитирования опосредованно присутствует и в работе  М. Васильевой  «Рекамье» (бронза). Сюжетная линия, воспроизводящая композицию, ставшую благодаря Давиду архетипично, изображает непринуждённо возлежащую на кушетке женскую фигуры действительно может быть трактована как современная мадам Рекамье. В этой работе скульптор очень точно почувствовала и выразила жанр малой формы, с его умением выразить юмор, с компактностью форм и лирической повествовательностью.
О. Суровцева показала прекрасную фаянсовую анималистику, - «Лев». «Петух» и «Снежная коза» - представляют мелкую пластику во всей чистоте этого жанра. Цельность формы, динамичность,  красочность, декоративность отличают работы О. Суровцевой. Формы простые, живые, сохраняющие теплоту ручной лепки.
Анималистика в целом на выставке представлена чрезвычайно многообразно и интересно. Произведения стилистически разные, от намеренно декоративных,  таких, как «Воспоминания о курице» (шамот) М. Калмыковой до символически обобщённых и стилизованных,  как «Скифский олень» (тонированная бронза) З. Рзаева или «Лев Хан» (бронза)  О. Бадмаева до реалистических, таких как «Ослик» (тонированная бронза) О. Колосовой, «Индрикотерии» и «Медвежонок» (керамика) А. Белашова.
Пластически активная форма композиции Ю. Нероды («Жак-Ив Кусто»; пластмасса)  представляет своего рода анализ и испытание формы в сопротивлении и подчинении скульптурному материалу.  К нетрадиционным для скульптуры малой формы материалам обращаются и М. Проценко («Голова»; металл, пластик, электроды), и В. Вахрамеев («Паровоз»; алюминий), и в какой-то мере экспериментирует с материалом и пространством А. Ковльчук – («Композиция»; сталь, сварка), оставляя некий остов скульптуры, обнажённую основу композиционного построения.
К. Мамонтов тяготеет к остро жанровым композициям. В этот раз он представил работу  «В движении. Посвящается гражданам, проводящим не менее трёх часов в общественном транспорте» (шамот, металл, акрил). Несмотря на такое развёрнутое литературоцентричное  название, которое обещает описательную скульптуру, мы видим прекрасную жанровую композицию, лаконичную, выразительную, с графичностью линий, с эффектным равновесием и красивым расположением масс в пространстве. В этой композиции есть то, что в живописи принято называть «состояние», «настроение», есть эмоционально насыщенная атмосфера. Завершенность композиции, сложный интересный силуэт,  интересные ракурсы сочетаются с выразительной характеристикой персонажей.
 
 
Жанр скульптуры малых форм, призванных вливаться в частный и общественный интерьер, существует сегодня обособленно и самостоятельно, вне каких либо утилитарных функций, в исключительно «чистом» выставочном пространстве. Отличительная черта выставки «Скульптура малых форм» - её многоголосие, её стилистическая, тематическая и образная полифония.